Ландшафтный дизайн

На денек за Гатчину

Что мо–жно посоветовать тем, кто, устав за нед–елю от рабочей суеты и удуша–ющего дыхания мегаполиса, ре–шил выбраться за город, но не хо–чет все выходные торчать на даче? Как гово–рится, не шашлыками едиными – надо же что-то и посмо–треть. Нет ничего страшного в том, что пона–чалу желание «пофоткаться», а потом похвас–таться друзьям и коллегам: «А мы там были!» перевешивает духо–вную составляющую. Вы поезжайте в обл–асть, а там видно будет.

Ви–дно будет то, что увидеть захо–тите. Там, за энным от городской жи–зни километром, есть все, что нужно. Даже если вы книг–очей и умница, и уже имеете об–щее представление об объекте культ–урного посещения, рядом все ра–вно найдется неведомое.

Для нач–ала возьмем что-нибудь попроще, напр–имер, поездку в Рождественское. Нет, «попроще» не в смы–сле духовной значимости ме–ста, а в смысле его досягаемости.

Са–мый малоприятный участок Киев–ского шоссе – до Гатчины. Напр–имер, я, только миновав Вер–ево, считаю себя освободившимся от цеп–ких объятий Петербурга.

За Гатч–иной – культурной столицей Ленинг–радской области – все просто: прямо и пр–ямо по тому же Киевскому шоссе. Дер–евни, деревеньки… А вот и Выра с ее музеем «Дом станционного смотрителя» и везде–сущим у нас Пушкиным. Но нам и туда, и не туда. Если у вас есть дети-школьники, то они-то уж наверняка побы–вали в гостях у Дуняши и ее отца, вид–ели настоящую почтовую ста–нцию, потрясающую коллекцию ста–рых обиходных вещей и неравн–одушных людей, на которых все это держ–ится. Поклон этим милым женщ–инам до самой земли.

Му–зей «Дом станционного смотрителя», основанный 15 окт–ября 1972 года, стал первым в нашей стр–ане музеем литературного ге–роя. Он расположен в здании быв–шей почтовой станции «Выра», где в ХVIII–ХIХ вв. проез–жавшие меняли лошадей. Му–зей находится на 72-м километре Киев–ского шоссе. Добраться сюда мо–жно, доехав с Балтийского вок–зала Санкт-Петербурга на электричке до ст. Сиверская, а да–лее автобусом № 500 или № 502 до ост. «Деревня Выра». Музей рабо–тает с 11.00 до 17.00. Выходные дни – понедельник, вто–рник.

Рождествено возникает на пути как бы невз–начай, совершенно не выказывая окраи–нными домами своего миро–вого значения. Но дальше… Вот синие куп–ола Рождественской церкви, ста–рые каменные и деревянные зда–ния у проезжего тракта, раз–лив Оредежа и она – усадьба Набо–ковых. Гордо стоит, над выс–оким обрывом, распрямив плечи-крылья, сло–вно собираясь взлететь с него в свое без–умно насыщенное прошлое. Спа–сибо вам, Александр Семочкин, тво–рец чудес с берегов Верх–него Оредежа. Я несколько раз бы–вал в этих местах и видел, как тру–дно и долго поднимался дом из пепе–лища. Честно говоря, пре–жде, не особенно интересуясь происх–одящим и просто гуляя по па–рку, я думал, что это и есть та самая уса–дьба Набоковых и что дворец царе–вича Алексея тоже стоял на этом ме–сте. Но все оказалось не так.

Усадьба в Рожде–ствене стоит на холме, в цен–тре села, и хорошо видна с Киев–ского шоссе. Она связана с име–нем В. В. Набокова – здесь выр–осла его мать, урожденная Рукавишникова. Поск–ольку в России осталось тол–ько два дома, напрямую связанных с вел–иким писателем, эта усадьба ос–обо значима как центр рег–иона «Верхний Оредеж», воспетого Набоковым, Рыле–евым, Майковым. По последним дан–ным, музей работает без выхо–дных, с 11.00 до 17.00. Проезд: на электричке с Балтийского вок–зала Санкт-Петербурга до ст. Сиверская, далее авто–бусом № 500 или № 121 до ост. «Село Рождествено».

Куровицкая мыза Копорского уе–зда с деревнями была пожалована царе–вичу в 1713 году. Тогда-то на высоком левом бер–егу Оредежа (справа от нынешнего Киев–ского шоссе, если ехать из Питера) сру–били высокий, в московском ст–иле, терем с часовенкой и колок–ольней. Все это было похоже на маленький мона–стырь. Современники утверждали, что несча–стный царевич, убиенный от–цом за то, что хотел защитить от него Правос–лавную церковь, сам любил зво–нить в небольшие усадебные коло–кола.

В 1718 году, после казни Але–ксея, Петр I подарил имение св–оим племянницам – Прасковье и Екат–ерине. Затем Рождествено по–чти тридцать лет принадлежало Александро-Невской ла–вре.

Судя по старым планам, по–сле того как Рождествено в 1780 году получило ста–тус уездного города, дом на горе дост–ался городничему. Но городским стат–усом рождественцы гордились нед–олго – всего семнадцать лет. В 1797 году Па–вел I перенес уездный це–нтр в Гатчину, а Рождествено от–дал в пожизненное владение надво–рному советнику Николаю Ефрем–овичу Ефремову – управителю канце–лярии графа А. А. Безбородко.

К сожа–лению, имя архитектора усадебного дома неизв–естно. Им мог быть Старов, выстроивший знаме–нитые Тайцы и Сиворицы, его уче–ник Волков или прославленный Ль–вов. В любом случае осо–бняк, владельцем которого в 1890 году стал действи–тельный статский советник и золотопро–мышленник Иван Васильевич Рукавишников, дед писа–теля Владимира Набокова, явля–ется подлинной жемчужиной усаде–бного зодчества.

Итак, Рукавишниковы вла–дели Рождественом, а Набоковы, их сос–еди, жили в Батове.

Так где же все-таки находится та са–мая благословенная «Наша Выра», столь треп–етно описываемая Владимиром Набоковым?

«…Вижу нашу дерев–енскую классную, бирюзовые розы об–оев, угол изразцовой печки, отвор–енное окно… Затем вижу: посреди дома, выра–стая из длинного, залоподобного поме–щения или внутренней галереи, ср–азу за вестибюлем, поднимается на вто–рой этаж, широко и полого, чугу–нная лестница; паркетная площадка вто–рого этажа, как палуба, обра–мляет пролет с четырех сто–рон, а наверху стеклянный свод и бледно-зеленое небо. Зер–кало насыщено июльским днем. Листв–енная тень играет по белой с голу–быми изразцами печке. Все так, как и дол–жно быть, ничто никогда не изме–нится, никто никогда не умрет».

Выр–скую мызу в 1874 году для своей дочери Ол–ьги Николаевны (в замужестве Рукавишниковой) прио–брел тайный советник, през–идент медико-хирургической академии Николай Иллари–онович Козлов. До этого мыза побы–вала в собственности у многих зна–тных людей, но новый дом, тот, в кот–ором прошло детство Вол–оди Набокова, строился при Ол–ьге Николаевне – бабушке писа–теля.

А когда его мать, Елена Иван–овна Рукавишникова, вышла в

1897 году за–муж за Владимира Дмитриевича Набо–кова, имение в качестве прида–нного перешло к ней.

До мызы недалеко. Если у Рождест–венской церкви перейти на дру–гую сторону Киевского шо–ссе, то продолжение Церковной ул–ицы, именуемое Заводской, прив–едет к старой плотине на Оре–деже. «…Тут, когда смотришь че–рез перила на бурно тек–ущую пену, такое бывает чув–ство, точно плывешь все на–зад да назад, стоя на самой кро–мке времени». На картах XVIII века плотина отме–чена как мельничная, а во второй поло–вине XIX века она принадлежала лесопильному зав–оду.

Старая плотина че–рез реку Оредеж в селе Рождествено нахо–дится в конце ул. Заводской, кот–орая начинается на перекрестке напр–отив Рождественской церкви. Чт–обы попасть на место, где наход–илась усадьба Набоковых «Наша Выра», ну–жно перейти по дамбе на дру–гой берег Оредежа и подн–яться по железной лесенке на приг–орок, где сохранились остатки усаде–бного парка.

Уже давно не рабо–тает старая электростанция, почи–вшая в 1971 году, а вода все бросается с грохотом вниз, завор–аживая взгляды и крутясь на пере–катах в поисках спокойного теч–ения. Кажется, перейдешь сей–час дамбу, поднимешься на поро–сший лесом пригорок, а там непре–менно увидишь «Нашу Выру» – усадебный дом с баше–нкой и террасами с приоткрытыми окн–ами, в которые долетает гул–кое бормотание Оредежа.

Но дома нет. Зато сохра–нились части парка, леси–стая поросль на месте фунда–мента, руины погреба и рукот–ворная смотровая горка «Парнас». И берега… Те са–мые, крутые, дремучие, осып–анные золотом октябрьской лис–твы, сметаемой ветром в бурл–ивую реку. Символ юности и Род–ины для Набокова – место силы для нас.

Воо–бще можно сказать, что терри–тория Верхнего Оредежа, имен–уемая Маленькой Швейцарией, и есть одно спло–шное место силы. Природа зд–есь издревле заботится о чело–веке, предоставляя ему целебный озонир–ованный воздух, щедрые леса и бактер–ицидную оредежскую воду. Самые луч–шие имения всегда наход–ились здесь, здесь они в пер–вую очередь и разрушались. «Наша Выра» сго–рела в январе 1944 года при вступлении в Рожде–ствено советских частей. Согла–ситесь, местью за дислокацию в бар–ском доме фашистского штаба ник–огда не оправдать урон, нанесенный общем–ировой культуре.

Там, где река Оредеж, назв–ание которой переводится с финс–кого как «скачущий конь», берет свое начало, нахо–дится еще одно таинственное место – име–ние Пятая гора. При наличии ка–рты попасть туда из Рождествена мо–жно быстро. Лучше вс–его, вернувшись обратно по Киев–скому шоссе, на перекрестке в селе Выра пове–рнуть налево и, миновав Замо–стье и Большое Заречье (там, где памя–тник и сожженная деревня), в Глумицах пове–рнуть направо. Асфальтовая дор–ога идет мимо живописного берега оз. До–нцо, образовавшегося на месте Кюрле–вского карьера. Это чудо природы соз–дано той же группой родников, что явля–ются истоками Оредежа. Мин–уем поселок Село и перед дач–ной деревней Озера повора–чиваем по твердой грунтовке нап–раво. Дальше все сами увидите.

Поч–ему возвышенность, на которой нахо–дятся впечатляющие руины Трои–цкой церкви, называется Пя–той горой, а не третьей и не четв–ертой, мне не ведомо. По легенде, пер–вым владельцем имения был загад–очный и знаменитый сподвижник Пе–тра I Яков Брюс. Одного этого доста–точно, чтобы подозревать всю окр–угу в предрасположенности к оккультизму.

Бр–юса именовали «царевым колдуном», звездочетом и чернокн–ижником. Да, фельдмаршал, великий астр–оном и алхимик Брюс после вых–ода в отставку до самой сме–рти жил в подмосковных Глинках. Но кто мо–жет утверждать, что раньше, при всей св–оей таинственности, он не наведывался на Пя–тую гору. Ведь земли Верхнего Оре–дежа, после освобождения от шве–дов, Петр раздавал только ближ–айшим своим сподвижникам.

И од–ним из владельцев усадьбы Пя–тая гора был секретарь Павла I Фе–дор Максимович Брискорн. При Алекс–андре I Брискорн стал сенатором. Соврем–енники характеризовали его как умного, но стра–нного, скрытного и мнительного чело–века. Брискорн был почитателем герма–нского мистика Иоанна Госс–нера (1773–1858), книгу которого зад–умал перевести на русский язык. Но не уда–лось – умер в 1823 году. Тогда функции изда–теля взял на себя сам Госснер, а завершение пере–вода – секретарь Библейского обще–ства Попов. Вскоре по распор–яжению министра просвещения Шиш–кова (1754–1841) всех причастных к изданию отд–али под суд, а книгу сожгли.

Быв–шее имение «Пятая гора» находится во–зле деревни Пятая гора, за пово–ротом перед деревней Оз–ера, если ехать со стороны Выры. Двиг–аясь от Выры до Глумиц, в них поворачиваем нап–раво, минуем д. Село и перед Озе–рами, поворачиваем по грунтовке нап–раво. На электричке, которая идет в сто–рону поселка Волосово, пр–още всего доехать до ст. Елиза–ветино, а там с картой пройти пять килом–етров пешком до деревни Пя–тая гора. Идти нужно мимо усадьбы «Дылицы», на юг, спра–шивая дорогу у местных жит–елей.

Массивная церковь-ротонда появилась над мог–илой сенатора-мистика в 1827–1829 годах по инициативе его вд–овы Ольги Константиновны Брис–корн, в петербургском доме которой, на Гале–рной улице, впоследствии (осень 1831 – ве–сна 1832) остановится А. С. Пушкин с Ната–льей Николаевной.

Сама Ольга Констан–тиновна отнюдь не была ангелом во пл–оти. Она вошла в историю под име–нем «курской Салтычихи». Три года работала назначенная по лич–ному повелению Александра I следст–венная комиссия, расследуя «дело кур–ской помещицы Брискорн». Результаты раб–оты комиссии составили 22 тома из 6414 стр–аниц разнообразных документов. Выясн–илось, что на суконной фабрике О. К. Брис–корн в 1820–1821 годы от голода, болезней и непоси–льного труда умерло 128 чел–овек, из них 44 – моложе 15 лет. А из имения, несм–отря на истязания, пытки и круг–овую поруку, с 1818 по 1821 год бежало 200 чел–овек. В 1825 году доклад следователей лег на стол уже следу–ющего императора – Николая I. Неско–льких виновных в злоупотреблениях сос–лали на каторгу. Однако к тому вре–мени Ф. М. Брискорн уже умер, а вдова переб–ралась в Петербург.

В прошлом усад–ебный комплекс Пятая гора распол–агался напротив церкви Свя–той Троицы. Господский дом был дерев–янным, а службы и хозяйственные пост–ройки – из камня. Также име–лись парк, фруктовый сад и пруды. Одн–ако, как и в случае с барским до–мом усадьбы Рождествено, зод–чий, построивший колоссальную церковь-ротонду, ост–ался неизвестен. Специалисты склон–яются к мысли, что это проект сам–ого Львова, воплощенный од–ним из его учеников.



Интересные статьи
Ваш помощник - мотобур

Если вы стр–оите загородный дом, то, разумеется, стара–етесь снижать трудоемкость ра–бот за счет применения электроинструмента или автон–омных механизмов.

Как найти 'лишние' метры в квартире

Квадр–атные метры, сколько бы их ни прихо–дилось на одного члена се–мьи, лишними никогда не быв–ают.

Стандарты качества

Пласт–иковые окна прочно вошли в наш быт, а та–кже в практику домостроения и рем–онта. Казалось бы, мы все уже знаем об ок–нах на основе ПВХ-профиля, однако зна–ние это, как правило, поверхностное и бессис–темное.

Виртуальный многоканальный номер телефона

Многока–нальный номер – это обычный тел–ефон, который дает возможность прин–имать сразу несколько зво–нков. Их используют тогда, ко–гда нужно принимать мн–ого звонков.

Строительный лес. Что это и где применяется.

При строит–ельстве частных домов, котт–еджей и многоэтажных зданий возн–икает потребность в использовании так–ого оборудования, как строительный лес.